Дефицит сырья и нефть по 100 долларов: чего ждать в 2021 году?

23 февраля 2021

Аналитики отрасли ожидают повышения цены на фоне недостатка углеводородов

Основа всей нефтедобычи – бурение скважин – показала безрадостный результат. За прошлый год в Казахстане пробурили всего 807 новых скважин, что на 23% меньше показателей предыдущего года. Однако негативный показатель может обернуться позитивно. По данным аналитиков, снижение объемов бурения может привести к тому, что профицит сырья сменится дефицитом, что в свою очередь поднимет ценники на бочки с топливом. Подробнее о ситуации на рынке и прогнозах экспертов – в материале корреспондента Azattyq Rýhy.

По данным KazService, всего пять компаний в Казахстане пробурили в прошлом году 69% всех новых скважин.

Проблемы с бурением возникли не только из-за пандемии и карантина. Дело в том, что нефть залегает глубоко в земле. Чтобы получить заветные углеводороды, нефтяникам приходится пробираться сквозь километровые толщи грунта и различной породы. Человечество научилось извлекать из обнаруженного сырья только одну пятую часть. Остальное остается под землей, для него нужны супернавороченные насосы и генераторы.

«Сокращаются установки по добыче не только нефти, но и всех других полезных ископаемых. Металлы, золото очень глубоко находятся. Нефть тоже. На глубине пяти тысяч метров. Территории, где она была ближе к поверхности, уже давно разведаны, освоены. По другим ископаемым тоже надо идти глубже. Но надо учитывать, что чем глубже скважина, тем выше себестоимость нефти, затраты. Туда нужна новая техника, мощные станки. Если и дальше будет так продолжаться, через несколько лет начнется дефицит других полезных ископаемых», – утверждает аналитик нефтегазового сектора Токтамыс Мендебаев.

Условно говоря, 1 километр бурения обойдется в 1-1,5 миллиона долларов, по приблизительным расчетам экспертов. На два километра может уйти уже 3 миллиона. Принцип прост – чем глубже сырье, тем дороже скважина. Если глубокое бурение – слишком дорогое занятие, то самый оптимальный и дешевый вариант – бурение новых скважин, нежели вложение денег в новые технологии. А уже от новых скважин зависит добыча топлива.

Недостаточные объемы бурения могут привести к дефициту углеводородов.

«Однозначно это может привести к дефициту нефти. Многие наши месторождения устаревшие. Особенно в Мангистауской, Актюбинской и Кызылординской областях. Заявленного объема добычи они всегда добивались через дополнительное бурение, потому что других путей нет. Работающие скважины новые технологии не принимают, поэтому мы просто берем и новую скважину бурим.

Во-вторых, в этом году у нас, возможно, очень сильно упадет добыча, потому что уже на Тенгизском месторождении сказывается невыполнение капитального и текущего ремонта, который должен был быть в 2020 году. Плюс ко всему нет дополнительных скважин. Поэтому однозначно прогноз такой, что, возможно, добыча упадет и будет дефицит нефтепоставок», – предполагает председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков.

Однако дефицита сырья бояться не стоит, говорят аналитики. Напротив, он приведет к тому, что поднимутся цены на черное золото, так как крупнейшие страны-потребители – Китай, США, Россия давно закупились дешевым сырьем.

«Они все заполнили свои нефтехранилища. Основные страны-потребители по горло сейчас залиты нефтью. И это дает основание говорить, что цена поднимется. А как только она поднимется, эти страны расконсервируют свои запасы и будут полгода дешевой нефтью пользоваться.

Цена сейчас – 63 доллара за баррель. Я говорил ранее, что в 2022 году мы можем увидеть больше 100 долларов. Никто не верил. Сейчас даже крупные европейские банки прогнозируют, что нефть в 2021-2022 году будет стоить 147 долларов. Поэтому мы сейчас должны готовиться, чтобы не упустить время и заработать», – продолжил Жаксылыков.

Готовить следует и нефтяные месторождения. Больше половины скважин в стране эксплуатируют дольше 25 лет. И единственный выход улучшить ситуацию – проводить капитальный ремонт. Особенно это касается Мангистауской области, где нефтеносные участки истощены. И, кстати, именно в этом регионе пробурили больше всего скважин. Но результаты в области хороши не потому, что нефть бьет фонтаном, а из-за специфики работы. Дело в том, что вся нефтегазовая промышленность области держится только на буровиках. Все компании занимаются только этим направлением, нет никакой диверсификации. Такое положение приводит к тому, что предприятия демпингуют конкурентов, а нефтяники в итоге зарабатывают гроши.

В том же Жанаозене нет никакой работы кроме нефтяных промыслов. Причем такая ситуация наблюдается во многих промышленных городах страны.

В зоне риска Риддер, Сатпаев, Алтай и Жезказган. Все потому, что запасы залежей свинца, меди и других металлов уже на грани истощения, а новых месторождений нет. Спасти жителей этих городов и регионов может только геологоразведка. Причем возрождать эту отрасль надо немедленно, ведь между открытием и запуском нового месторождения обычно проходит около 10-15 лет.

Источник: rus.azattyq-ruhy.kz

 


Вернуться на уровень выше